Tags: Театр

normal

Мудьюг

Красивое название, правда?

На выходные ездили в с Пцы в Питер (без детей, собаки и машины). Сначала думали о чем-то более тёплом и далёком. Звучали такие идеи как "Кипр", "Стабул". Но потом, даже прекрасно понимая, что на дворе стоят совсем не лучшие для Питера погоды, все-таки, решили двинуть туда. Поближе, породнее. Да еще с культурной программой. Культурная столица ж.

Уехали в пятницу утром на проходящем из Нижнего Сапсане. Вечером того же дня слушали 9-ю симфонию Бетховена в концертном зале Мариинки (хорошо, когда весь концерт состоит из одной симфонии, такой формат даже далёкий от музыки я могу сдюжить). Вечером в субботу ходили на "Мистера Икс" в Музкомедию (а кто говорил, что культурная программа обязана включать Серьезные Произведения с хештегом #всеумерли?) В воскресенье вечером посетили новый корпус Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. Причем пришли мы за час до закрытия и, когда уходили, смотрители с гулким стуком закрывали у нас за спиной одну дверь за другой. Уехали в Москву "Красной стрелой" (хоть раз в жизни, но прикоснуться к Легенде стоит).

С погодой, кстати, можно считать, что повезло. В пятницу был легкий морозец почти без снега (хотя Тверь и Бологое проезжали в пургу), к вечеру субботы пошел снег, в воскресенье его смыло дождиком, но дождик был непротивный. Правда, к вечеру он разошелся, но мы уже подходили к вокзалу, так что "всё испортить" он нам не успел.

Так при чем здесь э-э-э... красивое название? В субботу с утра мы гуляли. И пошли от Благовещенского (Лейтенанта Шмидта) моста не вверх к центру, а вниз, в сторону Морвокзала и верфей. Дошли до проходной Балтийского завода и посетили с экскурсией знаменитый ледокол "Красин". Вообще в субботу мои знания о ледоколах обогатились где-то на порядок. Во-первых, прогулка по "Красину", где нас познакомили с историей корабля. В деревянных интерьерах Пцы и я однозначно учуяли "запах гэзушника" (для тех, кто понимает :-)). В прямой видимости от нас стояли у причала три гиганта -- новые атомные ледоколы "Арктика", "Урал" и, кажется, "Сибирь". "Арктика" в полной боевой раскраске, говорят, совершенно готова, скоро уйдет работать. Остальные два достраиваются. Напротив еще один ледокол, уже дизельный. "Виктор Черномырдин" называется. Но пока я туда шел, увидел еще одну посудину, вот с этим самым названием, "Мудьюг". И очень странным носом. Как будто кто-то ему этот нос расквасил.
Пришел домой, стал гуглить тындексить, а что это было. И узнал, что:
1. Мудьюг -- название острова в Двинской губе (залив Белого моря)
2. Это имя получил один из обычных дизельных ледоколов.
3. В ходе модернизации ледоколу сменили нос. С выпуклого на "впуклый". Таким носом нельзя теперь раздавить толстый лёд. Зато можно разрезать тонкий, и оставить на собой удобную для прохода других кораблей ровную широкую полынью. Переделанный таким образом "Мудьюг" работает в Финском заливе и на Балтике, и, как пишут, хорошо справляется с поставленными задачами.

Да, а еще я узнал, что в Питере проходит "ежегодный фестиваль ледоколов".
normal

"Дорогая Памела или Ах, как бы нам пришить старушку"

Пьеса с таким названием была за последние лет тридцать поставлена во многих театрах СССР и РФ. В том числе и Пермском драматическом (иначе откуда б я знал). Автором пьесы назван Джон Патрик, соавтором перевода Григорий Горин. Я был маленьким и не знал еще, что Григорий Горин не мог быть просто соавтором перевода. Григорий Горин мог быть соавтором пересказа или даже просто соавтором. Собственно, от него мы и знаем, что "в подлиннике пьеса называлась 'Ах, как бы нам пришить старушку'".

И только совсем недавно я узнал, что на самом деле пьеса в оригинале называется 'Everybody Loves Opal' (то есть, главную героиню там даже зовут не Памела), а про пришитых старушек вообще ничего не сказано. Оригинальный текст пока я нашёл только за деньги, наверное, попробую купить. Мне уже интересно.

Но вернемся к отечественной версии. Название, возможно, многим знакомо, но для тех, кто не в теме, кратко расскажу, в чём там дело. Трое "не очень честных" людей (Бред, Сол, и Глория, которую на протяжении всего действия зовут Барбарой) втирается в доверие к очень доброй и очень бедной старушке, подкидывают ей идею застраховать себя от несчастного случая в их пользу, а потом пытаются "поторопить" этот самый несчастный случай. Пьеса, на самом деле, построена в жанре рождественской сказки-притчи -- когда несчастный случай, действительно, происходит, то без их участия, и тут несостоявшиеся убийцы искренне бурно негодуют, раскаиваются, произносят над телом речь, да так громко и прочувствовано, что старушка открывает глаза и встаёт. Всеобщее ликование.

Было бы слишком просто на этом и закончить, и авторы (уж не знаю, кто из них :-)) решили пойти дальше. Памела (остановлюсь на этом имени) осознаёт, что её "друзья" на самом деле замышляли нехорошее и... нет, не выпинывает в гневе в всю компанию из дома, хотя нет, выпинывает, но только для того, чтобы самой устроить с собой "несчастный случай", чтобы её друзья деньги, наконец, получили (тут надо сказать, что бандиты эти в известном смысле "честные", у них, действительно, совсем нет денег). Памела выпивает снотворного и поджигает дом.

Но пожар успевает потушить вся срочно вернувшаяся шайка-компания, да еще и вместе со полицейским, знакомым Памелы. Пожар потушили, Памела лежит, опять всеобщее горе, полицейский оценивает ситуацию и хочет арестовать всех, он не верит, что старушка сделала это добровольно. Но тут он узнаёт, что сам вписан в страховку и мысль о деньгах делает его нехорошим. Он хочет зажечь дом опять. Что окончательно ставит на путь истинный бандитов, они, урожая полицейскому пистолетом, отбирают у него страховое свидетельство и рвут его. Полицейский расстроен, хочет уйти, но тут его скручивает приступ радикулита. Он стонет от боли, зовет Памелу (она, помимо прочего, еще и обладает даром "вправлять шею") и тут... Памела открывает глаза, встаёт и помогает полицейскому. Наверное, перепутала таблетки, -- объясняет она, -- это было не снотворное, а, кажется, таблетки от головной боли. Полицейскому стыдно. Мораль сказки -- добро бессмертно. Все сидят задумавшись. Финал.

Видимо, некторым режиссёрам такое двойное воскрешение показалось слишком прямолинейным. Насколько я помню, в постановке театра len.com Памела появляется откуда-то свыше, её голос слышен в записи, мол, старушку-таки прикончили, люди, вы звери.

А тут мне стало интересно, можно ли в Москве посмотреть "Памелу", и я обнаружил постановку "Оптимистического театра" (который играет на площадке театра "Эрмитаж", который вообще сейчас занимает (надеюсь временно) помещение бывшего министерства чего-то там на Новом Арбате, читай, в клубе). Отзывы были благоприятные, и мы с Пцы пошли. Аккурат 8 марта.

Мне было особенно интересно, как режиссёр справится с двумя финалами. И должен признать, режиссёр не справился. Вообще было не очень понятно, что он хотел сказать. Из пьесы выброшена минимут треть (такое впечатление, что, как в кино, режиссёр был ограничен метрами), какие-то детали просто пробалываются, и надо знать пьесу, чтобы понять, о чём речь (но тогда зачем вообще это упоминать?) Но финал... финал... полицейский не становится "плохим" (это что, соцзаказ?), Бред просто рвёт свидетельство, а дальше... появляется Памела в белом подвенечном платье, свечи, изображающие пожар, при этом не гаснут, сцена всеобщего примирения. Видимо, все умерли (наверное, угарным газом отравились) и теперь радуются на небесах? При этом актёры неплохие, Памела есть (если нет Памелы, то и начинать не нужно, но тут актриса есть), но что ж так неубедительно выступил режиссёр?

А теперь вернусь к тому, с чего я начал. К постановке Пермского театра. Памелу, как можно догадаться, играла моя бабушка. И это была одна из лучших её ролей. И партнёры у неё были прекрасные. Зал сотрясался от хохота в первой части спектакля и ревел (не в мысле, рыдал, а в смысле, неистовствовал), когда Памела вставала... А режиссёр не испугался двух финалов (теперь я знаю, что именно так было в пьесе Горина, за Патрика пока ручаться не могу :-)), и поставил историю о том, что добро бессмертно. В самом земном смысле этого слова.


СОЛ: Что мы будем делать дальше, Памела?
ПАМЕЛА: Как что? Жить... Радоваться и страдать, ссориться и мириться. Впрочем, что будет дальше, никто не знает. Разве вот этот господин. У него, как он утверждает, все написано. Что там дальше, сэр?
ЧЕЛОВЕК ТЕАТРА: Памела, вы сожгли весь текст... Осталась одна страничка. Последняя... Здесь только ремарка... (Читает). «Все сидят, задумавшись».
ПАМЕЛА: Это не так мало...
ЧЕЛОВЕК ТЕАТРА (читает): «Откуда-то из-за сцены доносится тихая печальная песенка»

Занавес
with_camera_2

Ночь в театре. 26-27 марта

Пара фотографий из "ночи в театре".
Как я уже написал, задумал я сходить на "ночь в театре" в РАМТ. Почему именно туда -- отдельная история, здесь достаточно отметить "патамуша захотелось".

Мероприятие проходило примерно с половины одиннадцатого до полуночи.

Фотоаппарат я с собой взял, но почти не использовал. Здесь выложу финальную фотографию всех участников + девушки из зала, которая выиграла в лотерею право сфотографироваться со всеми участниками. Снимал, конечно, специально обученный дядечка, а я так, из своего угла щелкнул :-)


Спасибо Театру за хороший вечер!

Когда ехал обратно, то на "желтой ветке" попал в "поезд-западло", который едет до "Новогиреево" (и не едет до "Новокосино"). Выйти и подождать следующего решил на "нейтральной территории" -- "Площади Ильича". Вышел и обнаружил, что платформа совершенно пустая -- в Москве это даже по ночам редкость. А у меня же фотоаппарат есть. Взял и щелкнул. Тут же, кстати, народ стал появляться.