September 3rd, 2003

normal

Волшебная пятница или Один вечер с Путёвыми

Было это в минувшую пятницу. Я ехал вечером с работы. Собирался заглянуть к родителям, съесть у них традиционную тарелочку супа, отдохнуть с четверть часика и поехать на другой конец Москвы по одному важному делу. Кроме того, была мысль, если время останется, посетить магазин запчастей, купить новый клаксон, а то Лошадь последнее время стала как-то неуверенно вполголоса сигналить. Короче говоря, мероприятий было намечено достаточно, чтоб не искать дополнительных приключений на свою голову.

Я довольно резво проскакал по Проспекту Буденного почти до самого перекрестка с Великим и Ужасным (в это время суток) Шоссе Энтузиастов. Движение уплотнялось. Машин у перекрестка скопилось даже несколько больше, чем обычно (все-таки вечер пятницы), но шанс вырулить на упомянутое шоссе все-таки не казался призрачным. Когда до вожделенного поворота остался один цикл светофора, я заметил левее себя серую "девяточку" беспомощно мигающую "сигналкой". За рулем сидела дамочка, лет эдак тридцати. Она не выходила из машины, не звала на помощь, не склонялась с умным и печальным видом над раскрытым капотом (картина, мимо которой, говорят, не может проехать ни один водитель мужеского пола). Она просто раз в 10-15 секунд запускала стартер своей "ласточки". Машина при этом, казалось, вот-вот "схватится", но... колечко дыма из выхлопной трубы, и все начиналось сначала.

Признаюсь честно, связываться хотелось не очень. Все-таки, горячий суп, мягкий диван, папа с мамой за чашкой чая... Эх, вот если бы потом никуда не спешить... Но время вроде как еще есть... В общем, я загнал Лошадь на тротуар и пошел выяснять, могу ли я чем-то быть полезен.

Дискуссии о том, виноват ли плохой бензин или умирающий аккумулятор могут быть весьма интересны и содержательны, но не посреди трехполосной проезжей части в 10 метрах от выезда на перекресток в час пик. Было принято решение тащить дамочку на "галстуке" через злополучный перекресток, повернуть на шоссе налево, продвинуться до первого правого поворота (благо оказалось, что нам обоим и так туда надо) и там, где движение существенно более спокойное, попытаться как-то завестись.

"Галстуки" (т.е. букировочные тросы) -- увы и ах! -- у нас обоих оказались не в лучшей кондиции, но выбирать не приходилось. Пока добирались до намеченной цели с поэтичным названием "Электродная улица", окончательно угробили оба троса. Сказались и их первоначальное состояние, и мой довольно незначительный опыт буксировки в экстремальных условиях. По окончании операции я торжественно отправил обрывки своего троса в урну, клятвенно пообещав себе и Лошади поскорее купить новый (обещание уже выполнено). После чего девятка с "полпинка" завелась, "прикурив" от Лошади. (Может, конечно, и бензин был не ахти, а только не зря я, видать, на аккумулятор грешил).

Дамочка была счастлива. Она меня очень благодарила, и хотела дать денег, но я за такие вещи денег не беру. В отличном настроении я поехал дальше, тем более, что по часам получалось, что, хотя чаем, диваном и, тем более, магазином запчастей, придется пожертвовать, но на тарелочку супа я еще вполне могу рассчитывать. Еще по дороге вдруг подумалось, что наградой, от которой я бы, может, и не отказался, могла стать бутылочка-другая пива.

Эта история могла бы остаться ничем особенно не примечательным эпизодом, и участие в ней Путёвого я бы, может, и не заподозрил, но она имела продолжение.

Успешно доехав до родительского дома, я зашел в подъезд. За мной ввалилась веселая компания совершенно незнакомых мне парней, явно собиравшихся хорошо погулять. Они тащили с собой две упаковки "Невского" пива, и какой-то закусон. Мы все набились в маленький лифт.

-- Хочешь пива? -- спросил меня один.
-- Нет, спасибо, -- сказал я. -- То есть, может, и хочу, но не могу, мне еще весь вечер за рулем...
-- Ну и что, -- сказал парень. -- После и выпьешь. -- И сунул мне в руку бутылку "Невского".

Вот я тогда и решил, что это мне Путёвый бутылочку-то передал.

Но и это еще не все. Уже через полчаса я летел по МКАДу, думая о том, что времени в обрез, еду в незнакомое место, и любой затор может иметь очень неприятные последствия. Пятница, вечер, все может быть... В обратном направлении мне попались три очень серьезные "пробки". Но мой путь был почему-то свободен. Хотя, возможно, это было просто совпадение.

Потом я, видимо, либо попал в ведение другого Путёвого, либо тот же Хозяин решил немного остудить уже начавшую немного кружиться мою голову. Для начала он пятнадцать минут водил меня вокруг дома, к которому я должнен был подъехать. Мне сообщили очень точные ориентиры но я все равно ухитрился промахнуться.

Дальше больше. Внимательно посмотрев на указатель выезда с Рублевского шоссе на Кутузовский проспект (куда и надо было попасть) я, движимый самыми благородными побуждениями... проехал мимо. И дело даже не в том, что в машине сидели люди, которые опаздывали на вокзал, и которые доверились мне, человеку, которого раньше в глаза не видели. Но я-то за свою водительскую карьеру уж раз двадцать-то в этом месте бывал. И прекрасно знал, как, куда и когда надо поворачивать...

Хитрюга Путёвый! Он-то уж наверняка знал, что все кончится хорошо, что времени хватит и ему, чтобы немного пощекотать нам нервы, и нам, чтобы потом за полчаса до отхода поезда все-таки оказаться на Площади Трех Вокзалов. И что будет всего одиннадцать часов этого длинного странного вечера, когда круг замкнется, и я снова окажусь на Электродной улице, теперь чтобы встретить жену, котрая будет возвращаться от подруги, и что я ее встречу, и мы поедем домой.

А дома я, наконец, открыл бутылочку, посланную мне Хозяином Дороги, и выпил за него и за маленькие чудеса, которые иногда случаются на самых обычных московских дорогах.
normal

философское

Человек создал себе свой мир, свою систему ценностей, свои правила игры... И, в общем-то, доволен. Возникающее иногда желание разорвать круг "дом-работа-дом", на самом деле, тоже является элементом игры. Это называется "поездки на природу", "дни здоровья", "дача" и т.д. Иногда, правда, появляется ощущение, что где-то есть еще другая жизнь, существующая вне наших забот и проблем. И она существует параллельно с нами, в поисках ее не нужно далеко ехать. Она рядом, вокруг нас, происходит ежесекундно, и ей плевать на корпоративные стандарты, компьютеные новости и курсы валют. Но ее все равно бывает очень трудно заметить и почувствовать. Наш, человеческий, мир, старается отгородиться от того, настоящего, мира высокой стеной. Может быть потому, что самим своим существованием тот мир доказывает ничтожность мира нашего, с его глупой политической борьбой, религиозными спорами, экономикой и юриспруденцией. Тот мир кажется нам чуждым и жестоким, более жестоким, чем наш благословенный цивилизованный мир, и мы прячемся от него в сверкающих офисах с кондиционерами. Еще мы пытемся победить тот мир. Мы вырубаем леса, уничтожаем зверье якобы ради благоденствия мира нашего. Мы придумали такое оружие для борьбы с себе подобными, что без проблем можем уничожить и наш мир, и мир тот. Уничтожить, но не победить.

Но иногда все же удается преодолеть стену и оказаться лицом к лицу с тем миром.

Это было прошлой весной. Вечер был поздний, но перед тем, как завалиться спать, захотелось вдруг вдохнуть пару глотков свежего воздуха. И мы взяли Лошадь и поехали в Кусковский парк. Не со стороны усадьбы, а туда, где проходит железная дорога горьковского направления. Там хорошие места, где в такое время присутствие города практически не чувствуется. Я заглушил мотор, выключил свет и вышел из машины. "Ночь и тишина". Нет, не тишина. Тихий шелест под ногами, как будто идет мелкий дождь. Но дождя нет. Странно, что это может быть? Почему-то решил, что проявляют активность лягушки. Но нет -- на лягушек не похоже. Шелест негромкий но какой-то... всеобъемлющий. Постепенно понимаешь, что ночь просто наполнена этим шелестом. Любопытство взяло верх, и я полез в машину за "переноской".

Долгое время свет фонаря не выхватывал ничего, кроме прошлогодней листвы. Но вот один листик шевельнулся. И через мгновенье я увидел того, кто пошевелил этот лист, и понял, в чем дело.

Сотни, тысячи, десятки тысяч дождевых червей вышли в ту ночь из своих нор собирать упавшую листву. Как миллионы лет каждую весну делали их предки. Люди прошли путь от пещерных времен, учились возделывать землю, торговать, воевать, сочиняли справедливые и несправдливые законы, придумывали себе то одних богов, то других, убивали людей, которые верили не тем богам, убивали людей, которые считали справедливыми не те законы, сочиняли стихи и доносы, писали книги, считали звезды, придумывали изысканные блюда и изощренные пытки, изобратали колесо, велосипед, паровоз, автомобиль, самолет, ядерную бомбу, строили дома, замки, дворцы, тюрьмы, школы, больницы...

Но каждую весну миллионы дождевых червей поднимались из земли, чтобы собрать упавшую прошлой осенью листву. Иначе как же пробиться к свету молодой весенней траве?