лысый

Зажеванная бумага, День матери и шпатлевка. Воскресные будни

Воскресенье. Обычный распорядок. С утра Пцы с Диной уезжают на математику, к 12 я еду забирать Дину, мы с ней возвращаемся домой, потом у нас что-то происходит (все это время Пцы работает), вечером либо я еду забирать Пцы, либо из разных мест съезжаемся где-то поужинать, как-то так.

Вчера. Вернее, чуть раньше. Мне пишут: в воскресенье в больнице День красоты, нужен фотограф, никто не может, выручай. Ну, я тоже не могу. Во-первых, я теперь езжу в больницу раз в две недели, и на прошлой я уже был. Во-вторых, у нас ремонт. Который мы делаем сами. В свободное от работы время. Но... бывает, что отказать не получается, я планирую ехать.

Да, День красоты, если кто не знает, это когда в больницу приглашают парикмахеров и визажистов, чтобы сидящие в подводной лодке мамочки могли почувствовать себя не только матросами, несущими круглосуточную вахту. Мамочки, кстати, к мастерам идут охотно, а вот фотографироваться после этого, не то, чтобы очень. Но организаторы считают, что без фотографа мероприятие все равно что провалилось.

То, что вчера еще и День матери, и мероприятие к нему приурочено, я вообще узнаю совершенно случайно. Нет, я не в подводной лодке. Я в танке.

Но с утра все идет не так. С утра принтер зажевывает бумагу, да так, что для восстановления работоспособности требуется чуть не хирургическое вмешательство. Зачем по воскресеньям принтер? Нужен. Пцы распечатывает материалы для занятий. Принтер победить удалось, но времени это заняло много, Пцы приходится вызывать такси, они со свистом улетают, очень вежливый таксист потом очень вежливо просит не так экспрессивно обращаться с дверьми.

Далее планировалось, что я еду встречать Дину, сажаю ее в метро, а сам дальше еду в больницу. Но то место, где я обычно без труда паркуюсь, заставлено машинами киношников (или телевизионщиков) -- там что-то снимается. Попытки найти парковочное место в округе результата не дают (ну, есть, которые по 380 р/ч без выходных, и я даже уже почти согласен на это вымогательство), но тут выходит собственно Дина, я ее подхватываю налету и везу. Тут надо сказать, что в салоне у меня валяются зимние покрышки для Птеня (ну, не успеваем мы пока его переобуть), и в машине свободно только одно место, в переднем ряду, куда Дину формально пока сажать нельзя. Ну что же делать! Пока едем, проезжаем даже пикет дэпээсников, но мы им неинтересны. Зато удается доехать до более "удобной" станции метро (откуда до дома можно ехать без пересадок).

Кусок "доехать до больницы -- поснимать -- доехать до дома" проходит на удивление для этого дня гладко. И даже на позитиве. И даже перекусить удалось. Но дома меня ждет очередной куль шпатлевки. Развожу его (жидковато, хотя я, вроде, правильно все сделал, но на эту шпатлевку не угодишь), потихоньку переношу на потолок (что ж ты, зараза, все капаешь), ура, все дела на сегодня сделаны, ужинаем всей семьёй в кафе.

Сегодня, за утренним кофе, непринужденно беседуя с Пцы, осознаю, что вбухал-таки вчера в шпатлевку лишний литр воды.
normal

В городе Королёве

Вчера наблюдал в городском парке (г. Королёв) трех тётенек постбальзаковского возраста, увлеченно играющих в настольный теннис (ну то есть, две играли, третья ждала игры с победителем).

И в парке уже стоит ёлка. И на площади перед парком тоже стоит ёлка.
normal

Ёжик в тумане

У меня теперь есть книжка "Ёжик в тумане". С автографом Юрия Норштейна. Книжка лежит в бумажном конверте, на котором написано "В РДКБ Антону" (этот конверт я тоже сохраню). А до этого мне написала координатор волонтеров РДКБ: "Антон, а не ты заказывал книжку про Ёжика? А то всех детей мы уже перебрали, и тогда решили у тебя спросить." Да, я заказывал. А почему адрес такой странный? А патамуша :-)
face

Почему бы и нет?

Прошу не рассматривать этот пост как рекламу... не буду говорить кого/чего, раз уж это не реклама :-)

3 ноября у я планировал:
- забрать фотографии для больницы;
- съездить в больницу (отдать фотографии, и новых наделать);
- съездить к другу, поздравить его с д.р.

Середина длинных выходных, Москва должна быть пустой, думал я, с удовольствием проедусь на машине. Правда, есть одно "но". Надо заехать на "Третьяковскую" забрать фотографии, а там по милости столичных улучшайзеров трудности с парковкой (даже не в том дело, что она платная, а ее там просто мало, либо идти далеко). Правда, есть еще одно "но". Хочется выпить у друга чего-то покрепче пепси-колы. Рассматривалось два варианта: пить, все-таки, пепси-колу, либо успеть вернуть машину к дому, к другу поехать на метро. Но когда я посмотрел в навигатор, что понял, что есть еще одно "но". О том, что Москва должна быть пустой, подумал не только я. То есть, трафик оказался неожиданно и неприятно плотным. Неужели -- о ужас! -- в выходной ехать через всю Москву на общественном транспорте? Правда, есть плюс. Маршрут "Новокосино-Третьяковская-Ленинский проспект, 117" выстраивается в довольно изящную линию без крюков и зиг-загов. Правда, есть еще один плюс. Друг живет на "Авиамоторной", то есть, к нему я могу просто "заскочить" на обратном пути. Ну и, наконец, уже ничто не помешает мне отказаться от пепси-колы в пользу менее совместимых с "зарулем" напитков. Осознав все это, я запер Сандеру и потопал к метро. День прошел хорошо.

PS: Если что, пост был скрытой рекламой 144 автобуса. Правда, никто не догадался? :-)
лысый

17 лет полёт нормальный, известный кельтский композитор Бах и 13 часов от Киевской до Павелецкой

2 ноября исполнилось 17 лет нашему с Пцы проекту "семья". По этому случаю:
- Пцы заказала шикарный торт с аллегорическими изображениями всего нашего семейства (включая милую маленькую собачку)

- Днем мы сходили на концерт кельтской музыки (орган и арфа) в Кусково. Правда время от времени кельтские народные песни перебивались сочинениями Иоганна Себастьяна Баха, а завершился концерт мелодией из "Титаника". Нам пытался помешать сам Генеральный директор моей новой работы, сделав 2 ноября рабочим днем (в счет последней недели декабря), но я не растерялся, и взял выходной в счет отпуска.
- Специально для нас с 1 ноября РЖД запустило поезд по экзотическому маршруту "Москва-Киевская -- Москва-Павелецкая". Романтические ночное путешествие по Московской, Калужской и Тульской областям длится 13 часов. Есть вагон СВ. "Я понял -- это намек" и тут же купил билеты. После лёгкого ужина (красное вино, бутерброды с колбасой и сыром) перед самой полуночью наблюдали, как на Калуге-1 электровоз меняют на тепловоз -- до Тулы путь неэлектрифицированный.
Новый день встретили в... Москве.
17 лет, полет нормальный.
with_camera2.2

Поснимал немного...

Вчера поснимал немного в:
- Гем-1 РДКБ;
- Гем-2 РДКБ;
- пансионате РДКБ.
В этом нет ничего особенного, нечто подобное происходит приблизительно раз в две недели.
Но в этот раз я перед этим немного еще поснимал в Третьяковской галерее. Решил сходить с Диной на экскурсию с классом. Естественно, с фотоаппаратом (такое мероприятие обязательно надо изувековечить). И надумал после этого поехать в больницу, вроде как фотоаппарат все равно уже взял, да и оттуда довольно просто до больницы добираться.
Ну что сказать, очередную попытку как-то свалить в одну кучу "тех" детей и "этих" в очередной раз нельзя назвать полностью успешной: устал как собака, еле до дома дополз. Фотографии, правда, неплохие получились.
лысый

Миссия невыполнима...

… потому что ее нет

В августе 2007 года… да, чуть раньше было что-то вроде пролога, но так пролога же. Итак, 11 августа 2007 года, имея в анамнезе рождение Миши, перелом ноги и ушиб мозга, почти паническую боязнь больниц, внезапно свалившуюся на меня поездку в детский дом в Иваново в качестве фотографа, непростые отношения с мамой, уход папы (который научил меня многому, в том числе и небездарно жать спуск фотоаппарата), память о бабушке, которая говорила, что «надо помогать», супругу, от которой я, собственно, узнал, что благотворительность – это не только раздача мелочи бабулькам у церкви, но которая и сказала мне «не ходи туда, там смерть»… Так вот, именно тогда я именно туда и пошел. В отделене Онгкогематологии-16 РДКБ фотографировать детей.

Зачем приходят фотографировать в больницы – вопрос отдельный. По этому поводу можно дискутировать, но тогда я не сомневался, что это Очень Нужно.

Какое-то время я прямо чувствовал себя сверхчеловеком. Я делаю Очень Нужное дело, прихожу к Детям, Которые Борются Со Смертью, а кругом бегают жалкие людишки со своими мелочными проблемками.

Тут бы в духе Льва Николаевича подробно расписать мой Путь Поиска, я даже что-то такое пытался делать, но до Великого Российского Писателя мне не дотянуть даже по степени занудства.

Много чего было. Менялись волонтеры, менялись врачи, менялись даже названия отделений. Я тоже менялся. У меня случались творческие кризисы, я искал какие-то «новые формы», я уходил (с какой-нибудь пафосной формулировкой) и потом возвращался (тоже с пафосом). Для документирования пафоса у меня был ЖЖ – вот этот вот – (один мой знакомый написал мне «я знаю, зачем становятся волонтерами – чтобы писать об этом в ЖЖ», и я, дурак, тогда обиделся).

И все это время я верил в то, что выполняю какую-то важную миссию. Причем, иногда даже не достаточно хорошо выполняю. Мог бы лучше. Вон те вот больше времени с детьми проводят, и дети их больше любят, а я… Стоп, это куда-то я не туда сворачиваю, не?

Неловко признаваться, что одна из причин в том, что в детстве по головке не догладили, не дохвалили, мама не долюбила. То есть, уже все про себя знаешь, но какую-то идеологию подвести хочется. Миссию я выполняю. Благородную. Все слышали?

И тут вдруг тупик. Все, двигаться некуда. Фотоаппарат в руку брать не хочется. Я долго маюсь, консультируюсь с психологом, и, наконец, ухожу, как мне кажется, надолго.

Что было дальше – многократно пережёвано в узком кругу. Было мне искушение – вернись и попробуй стать всемогущим, и обломайся, может, поймешь, наконец, чего-нибудь. Я вернулся. Можно сказать, триумфально. Ура-ура, меня рады видеть, мне хочется работать, работа есть, все довольны. А то, что мне не стоит некоторым маленьким девочкам, и, тем более, их мамам, слишком долго в глаза смотреть – так я же многоопытный, мне все нипочем. А я смотрел долго. И решил, что могу стать Всемогущим. И даже могу позволить себе «служебный роман», пусть и платонический. Саваоф Баалович Один не мог сделать такого чуда, которое никому бы не нанесло вреда. И я теперь знаю, как это работает. В моём случае под раздачу попала моя собственная семья. И ведь я с самого начала понимал, что так будет, но не мог остановиться.

После той истории вообще-то можно было и партбилет положить покончить с волонтёрством. Но, как оказалось, мне просто нравится фотографировать детей в больнице. Миссии никакой нет. Может, и была, тогда я её, наверное, провалил. Но сейчас это неважно. Саваоф Баалович бросил магию и ушел в отдел технического обслуживания. Я бросил поиски смысла жизни в больнице и остался просто фондовским фотографом в РДКБ. Мысленно понизив себя до статуса Пса Шарика, который фотографирует, и потом фотографии раздаёт.